Русская изба. Экспозиция

Экспозиция предметов быта Богословского горного округа конца XIX – начало XX в.в.

Русские избы

Русская изба. Люлька«Русские избы – родные истоки, словно поэзии яркие строки.

Русские женщины их украшали, в люльках младенцев веками качали

В русской избе щи да каша всегда, и не страшны в ней холода»

С этих поэтических строк начинается тематическая беседа в экспозиции краеведческого музея.

Русская изба прошла долгий путь своего становления.
В далекие времена в ней не было потолка. Сруб и сверху крыша. Для обогрева на земляном полу разводили костер. В таком жилище зимой бывало несладко. Потом в избах появились потолки и печки.

Они топились по-чёрному. Труб не было, в потолке делали дырку, которую закрывали деревянными кружком. Когда затапливали печь, то кружок отодвигали в сторону, дым из печи вначале валил в избу, а уж потом в дырку выходил на улицу.
Рассказывали, что на такой печке в селе один мужик сжег спину и отморозил ноги. Пришел под хмельком сильным из гостей, лег на печку на горячие кирпичи. Во сне протянул ноги, круг сдвинул в сторону, ноги и очутились наружу. Проснулся: спина в волдырях, а ноги стучат, как деревяшки.
Год от года совершенствовали русскую избу безымянные архитекторы.

PyatistenokСтали возводить пятистенки, в несколько комнат, с кухней, где добрую половину занимала русская печь. Она топилась уже не по-черному, дым выходил в трубу, которая выводилась через потолок и крышу наружу. Кроме русской печки в передней половине избы клали лежанку. Её топили, когда на улице трещал мороз. Лежишь у лежанки и смотришь, как огонь пожирает дрова. Кинешь в лежанку бересты, она от жары начнет выгибаться, потом вспыхнет, как порох. Если же попадется сырое полено, то оно вначале шипит, в трубу полезет едкий густой дым, а когда полено займется сильным пламенем, то оно начинает стрелять – угли аж на пол летят. Чтобы от них не загорался пол, перед печкой прибивали лист железа. Упадет на него раскаленный уголь, потлеет, потлеет и в золу превратится.
Лежать у лежанки приятно: внутри её гудит огонь, посылая в лицо жар, за стеной беснуется вьюга, а в избе тепло, не заметишь иной раз, как и задремлешь. Вздрогнешь, когда настенные часы начнут отбивать положенное время, потянешься всем телом до хруста в гостях, глянешь, а в лежанке все дрова прогорели, угли уже черным налетом покрылись, пора трубу закрывать.

uralskaya-ikona
Симеон Верхотурский и Николай Чудотворец. Уральская икона.

Закроешь её, пройдешь в передний угол избы, где висят иконы, и день и ночь горит лампада. Иконы разных святых, обычно тех, кого почитают в церковном приходе.
У нас в Богословске в каждой избе красовался Николай Чудотворец и Симеон Верхотурский.
В переднем углу стоял стол, покрытый льняной скатертью, по бокам широкие, выскобленные косарем до желтизны скамейки. Обедали в красном углу в престольные праздники или когда приезжали гости. Тогда со стола снимали скатерть, а блюда ставили на доски.
В остальные дни жизнь проходила на кухне. Здесь питались, на русской печке спали, в ней по субботам мылись. На под печи стелили пахучей овсяной соломы, залезали голыми в неё, парились берёзовыми вениками, а после все жители обширного владимирского Ополья мылись таким образом.
В каждой избе имелось подполье, где хранились картошка, овощи и соленья. Это зимой. Летом в жаркую погоду многие спасались от изнуряющего зноя. Ставили в подполье деревянные топчаны и на них спали. Прохладно, и мухи с разной мошкарой не беспокоят.
Крестьяне строили дом один раз в жизни, но так, чтобы хватило пожить сыновьям и внукам. Старался ставить его из мелкослойного борового леса, которому износа нет. Полевое крупнослойное дерево гниет быстро, а это нет, это долго переносит все капризы погоды.
Стремились все, чтобы половицы в доме были широкими.
На стенах изнутри бревна стесывали.
подворьеИ планировку подворья делали разумно и удобно:
изба, хлев для коровы, овец, кур, поросенка, добротная конюшня.
В жилье ведут сени, а напротив, двухэтажная клеть для хранения разного скарба. Низ с ямой служит погребом, куда набивали лед, а верх приспособлен для сохранности всего хлебного. Тут лари. Над всем этим тесовая двухскатная крыша, которая, будто доброе крыло, укрывает подворье от снега, града, дождя и ветра. Такое строение стоит долго, пройдет несколько лет, а кажется, что срублено год назад – только снаружи от непогоды чуток почернеет. Подобные хоромины сооружали жители Севера.
наличникиОсобо старательно каждый хозяин стремился разукрасить окна. Если поездить по селам и деревням Российского Нечерноземья, то и сейчас встретишь такие наличники на окнах, что глаз не оторвешь. Будто над ними колдовала не одна искусная кружевница. Каких только узоров не встретишь! На одних наличниках сбежавшие с росистых приречных лугов цветы, на других – животные из ближайших лесов, с третьих – вот-вот раздастся трель соловья пересмешливый свист скворца или голоса других птиц. По деревням и селам ходили мастера, которые только и занимались тем, что колдовали над наличниками. До войны в ряде мест Нечерноземья объявлялись конкурсы на лучший внешний вид избы. Победитель выявлялся специальной комиссией, назначенной исполкомом сельского Совета.
Искусство резьбы по дереву на Руси уходит в глубину веков.
До XVIII века не только села, но и города были почти сплошь рублеными.
Дерево было наиболее доступным строительным материалом. Древние летописцы неоднократно упоминали «древоделей» — плотников.
Они строили избы и боярские хоромы, сооружали крепостные стены и башни, мостили бревнами дороги.

конек
конек

Традиционным украшением русской избы были не только наличники, но и «конек», который закрывал стык двух скатов крыш. Считалось, что конь олицетворяет силу, красоту, добро, охраняет от злых духов. По словам поэта С.Есенина, конь как в греческой, египетской, римской мифологии, так и в русских былинах есть знак устремления. Но только русский мужик догадался посадить коня к себе на крышу, уподобив избу под ним колеснице.
Народные умельцы творили от души. В наличниках, коньке над крышей, в десятках других предметов быта передана красота природы, отражен духовный мир российского человека. В этом наглядно убеждаешься когда бываешь во Всероссийском музее декоративно-прикладного народного искусства, что находится в Коломенском. Когда осматриваешь экспонаты этого неповторимого музея, то невольно тревожит мысль, что с каждым годом всё меньше и меньше на селе становится таких неповторимых умельцев умеющих из дерева плести кружева. Старики уходят из жизни, а молодежь не больно стремится овладеть плотницким делом.
Если человек своими силами срубил избу, колдовал над наличниками, вознес над крышей «конька», то он глубоко пустил корни в здешних местах, и можно быть уверенным, что их он не покинет ни при какой погоде.

Русская печка

pechka
Русская печка

« На печи – все богачи» — гласит русская пословица.
Русская печка для деревенского жителя все равно что ложка для солдата. Считалось:
изба – не изба, если в ней никудышная печь.
Она обогревала, в ней готовилась пища, сушилась мокрая одежда. Сверх гостеприимство, если ты выпросился на ночлег и тебя укладывают спать на печи на горячие кирпичи.
Печка занимала полдома. Закопченным челом смотрела в подслеповатое окно. На шестке чугунки, кастрюли, сковороды. К стене приставлены ухваты, кочерга, сковородник, черенки у которых до блеска отполированы руками хозяйки. Чело прикрывала занавесочка из цветастого ситца (может остаток от хозяйской кофточки).
Снаружи печки было сделано с десяток печурок – отверстий размером с кирпич. В них сушили варежки, носки, портянки. От двери до конца печки к её стене примыкали двойные нары, на которых спали. На нарах и на печке всегда кучей валялись рваные фуфайки и полушубки, пахнущие потом.
На улице трещит мороз, вьюга колючими пригоршнями бросается в стены дома, а ты нежишься на печи и слушаешь, как бабушка рассказывает сказки. Страшно, но теплые кирпичи вселяют в ребячью душонку уверенность, хочется взять в руки меч и вступить в жестокую схватку с Кощеем Бессмертным.

Из воспоминаний заслуженного работника культуры РСФСР Юлия Филатова:
« В первую военную, суровую зиму в нашем селе формировался саперный батальон. Большинство солдат уже участвовало в боях, побывало в госпиталях. В нашей избе, хотя и тесно было, жили пять красноармейцев: узбек, киргиз, казах, украинец и белорус. У последних семьи находились на оккупированной территории, и об их судьбе они ничего не знали. Саперы копали противотанковые рвы. Мерзлую землю приходилось долбить ломами. Приходили домой усталые. Мать ставила на стол ведерный чугун картошки в мундире, и все садились есть. После ужина солдаты забирались на печь. Только там можно было отогреться, прийти в себя после тяжелой работы. Однажды бабка решила устроить для солдат баню. Надо было пожарче натопить печь. Мы с сестрой отправились за дровами в лес. Возили их на санках. Осину, березу рубить не разрешалось, только кустарник. Печка пожирала его как ненасытное чудовище. У нас ныли бока, болели руки. А каких трудов стоило растопить печь. Дрова закладывали ещё с вечера, и всё равно они просыхали плохо, чадили, с них текла вода. Час, другой пройдет, пока они займутся пламенем. На сей раз печку топили чуть ли не до вечера: в чугунках кипятили воду и сливали в кадку, куда бабушка положила два веника. В избе стоял приятный березовый запах. Печка так и пыхала жаром. Из неё выгребали угли, на пол настелили соломы. Первым полез в печку украинец Корней. Остальные солдаты поглядывали с опаской. Прошло минут десять, прежде чем Корней подал голос: «Блаженство-то, словно в раю». Погревшись в печи, он вымылся в корыте, надел чистое белье и, раскрасневшийся, сел пить чай, то и дело повторяя: «Благодать-то какая». Возможно, русская печка напоминала ему дом, семью. Вскоре батальон подняли по тревоге, и он не вернулся в наше село. От солдат мы с фронта получали письма, в каждом они вспоминали русскую печку».

Что окружает человека в современной городской жизни? Стандартный набор вещей, выпущенный серийным производством, купленный за деньги. Эти вещи нам необходимы в быту и мы абсолютно не задумываемся, что у них есть своя, самостоятельная жизнь, своя сущность. А вот у наших предков было совершенно другое отношение к окружающим вещам. Каждое действие, каждое движение жильцов в избе было наполнено особым смыслом, их взаимодействие с предметами домашней утвари составляло целый ритуал.
Обыкновенные предметы, населяющие славянский дом, имели священное значение.

ложки
Ложки

Обыкновенная ложка олицетворяла собой конкретного члена семьи, как живого, так и умершего, являясь одной из немногих личных вещей крестьянина. Ложки помечались, ложка мужчины противопоставлялась всем остальным по размерам и форме. Такую ложку применяли в народной медицине. Считалось, например, что с помощью ложки умершего хозяина можно избавиться от родимого пятна, бородавки, опухоли в горле.
Ложка считается самым древним столовым прибором. Она имитирует ладонь человека. В Европе глиняные ложки появились ещё в третьем тысячелетии до нашей эры. Горячая жидкая пища необходима была человеку в условиях сурового климата, особенно морозной снежной зимы.
В античные времена ложки уже походили на современные, изготавливались из бронзы, серебра, золота, рога и дерева.
В Средневековой Европы ложка была поварским прибором, на столы она перекочевала в XVI веке, до этого времени было принято есть руками.
На Руси первое упоминание о ложках относится к 966 году: летопись рассказывает, что для дружинников князя Владимира были заказаны серебряные ложки вместо деревянных. На Руси центром ложкарного промысла был Новгород, позднее ложки стали делать в Калуге, Твери и других городах. Ложки резали из липы, вяза, дуба, клена, черёмухи, украшали резьбой и росписью.
Перед едой по традиции ложку клали выемкой кверху, как бы приглашая к еде; после еды её переворачивали, давая понять, что наелись. На русском Севере в ночь под Рождество на ночь выносили на улицу свои ложки, наполненные водой, если она замерзала с ямочкой, это сулило хозяину ложки несчастье, если с бугорком, то счастье и благополучие.
Самый юный столовый прибор – это вилка. Сначала она была просто шильцем на ручке. Первая такая вилка – золотой зубец с ручкой из слоновой кости – была изготовлена для византийской принцессы в конце XI века. Принцесса вышла замуж за венецианского короля, и таким образом вилка попала в Венецию.
vilkaИзготавливались вилки в Европе в единичных экземплярах для людей знатного происхождения и считались предметом роскоши. Со временем у вилки увеличилось количество зубцов.
В «народ» вилка вышла в конце XVIII века, когда англичанин Томас Гаулзовер придумал способ делать дешевые столовые приборы – из сплава серебра и меди.

 

 

В Россию вилка попала только в начале XVII века. Первым человеком, взявшим вилку в руки на территории нашей страны, была женщина –

marinamnishek
Марина Мнишек

Марина Мнишек, супруга Лжедмитрия. В повседневный обиход русской аристократии вилка вошла при Петре I. Широко ею стали пользоваться только в XIX веке. Но предвзятое отношение к вилке на Руси сохранялось долго. Уронить вилку считалось плохой приметой. Мнение о том, что упавшая вилка предвещает приход женщины, появилось позднее. В русских ритуалах в качестве оберега от нечистой силы использовался нож. У восточных и западных славян считалось, что нож, брошенный в вихрь, ранит черта и на нем останется кровь. В некоторых областях для охраны новорожденных мать, ложась спать или выйдя из дома, клала нож в колыбель, а бабка – повитуха трижды обводила ножом вокруг кумы, когда та несла крестить ребенка, чтобы злой дух не мог приступить к младенцу.

 

решетоМногозначной символикой наделены решето и сито. Решето – это богатство и плодородие, как вместилище даров. Решето уподобляли небесному своду. Чтобы вызвать дождь, лили воду через решето и переворачивали его, чтобы дождь остановить. В народной медицине вода, пропущенная через решето, считалась целебной.
солонкаНачиная со средних веков обязательной принадлежностью стола была солонка. Почетные места за столом размещались ближе к солонке. Высокие западноевропейские солонки напоминали песочные часы, только без перехвата. Во время еды одной такой солонкой пользовалось несколько человек – обычай, сохранившийся и в наше время. Солонка была среди предметов высоко почитаемых, так как хлеб – соль были символом благополучия и гостеприимства. Без деревянных солонок, резных и расписных, не обходились праздничные торжества и свадебные обряды. Делали их в виде уточек, коробочек с резными коньками, главками церквей, двуглавыми орлами. Каждый мастер, изготовляющий домашнюю утварь, старался выполнить свою работу с «изюминкой». Чтобы радовала глаз и приносила удачу.

****