Шадрины – верхотурские купцы на Богословских заводах

Статья опубликована в Вестнике истории Верхотурского уезда.
Верхотурье, 2011. Вып.2. С.184-193.
История Богословских заводов началась в 1757 г., с приходом на север Верхотурского уезда верхотурского купца Максима Михайловича Походяшина. Буквально за одно десятилетие здесь были построены Петропавловский, Богословский медеплавильные заводы, Николае-Павдинский чугуноплавильный и железоделательный завод, началась разработка Турьинских медных рудников. Сейчас это города: Североуральск, Краснотурьинск, Карпинск и поселок Павда в Новолялинском районе. Сами заводы строились на средства купцов: верхотурского Походяшина и тульского Ливенцова (Николае-Павдинский завод). Но вот об участии подрядчиков-купцов в поставках на заводы харчевых припасов и товарных вещей в так называемый «походяшинский» период, т.е. с 1757 по 1791, когда заводы были проданы в казну, к сожалению, известно пока не много.
После продажи заводов в конце XVIII в., когда ярмарочная торговля существенно преобладала над лавочной, обеспечить заводское население продуктами питания и предметами первой необходимости, а заводское производство материалами, можно было лишь централизовано: либо путем оптовых закупок товаров заводскими конторами, либо заключая договора и контракты с поставщиками и подрядчиками. Хотя лавки, торжки и базары имелись почти в каждом крупном горнозаводском поселке, они были не в состоянии, в силу неразвитости денежных отношений и локальной изолированности селений, снабдить заводы всем необходимым, и потому конторы повсеместно брали на себя обязанность по закупке хлеба, фуража, рабочих лошадей, одежды, обуви и прочих товаров для заводских мастеровых. Ассортимент потребительских товаров был весьма широк и включал в себя практически все необходимое для существование семьи.
Интересен такой факт, что среди поставщиков процент купцов был весьма незначителен. Одна из причин этого, видимо, заключалась в том, что конторы действовали через своих комиссионеров, выходивших непосредственно на производителя, минуя скупщиков вообще и купцов в частности. Подобная практика позволяла приобретать товары по ценам ниже рыночных, что было особенно важно при закупках хлеба и фуража. И заводские комиссионеры в течение всего года разъезжали по окрестным волостям, раздавая задатки и скупая хлеб небольшими партиями. Они также выезжали на Ирбитскую и Макарьевскую ярмарки.
С торговцами-подрядчиками Канцелярия Главного заводов правления  заключала договора на поставку в заводы и рудники для продажи мастеровым и работным людям на праве маркитанском харчевые припасы и товарные вещи (1). В документах конца XVIII-начала XIX вв. мы встречаем фамилии купцов: екатеринбургского Казанцева, верхотурских Титова, братьев Мельковых; соликамских Смышляева (очевидно, это дед пермского общественного деятеля и историка-краеведа Дмитрия Дмитриевича Смышляева), Рябцовских, Зырянова; туринского Маркова; саратовских Протопопова и Шапошникова; слободского Герасимова, сарапульского Зайцова (2). Подрядчики не только занимались поставкой на заводы, но и перевозкой заводской продукции: меди на пристань в Новое Усолье, железа в Петербург (3). Многие из них проживали на заводах. В первой половине XIX в. на Богословских заводах проживали купцы: верхотурские Корчемкин, Могильников; кунгурский Мартемьянов (4).
В середине 40-х гг. XIX в. на Богословских заводах впервые появляются Шадрины, как верхотурские мещане, как купеческие сыновья. Это были – Прокопий, Капитон и Иван Матвеевичи Шадрины (5). Позднее они стали верхотурскими купцами уже в третьем поколении. Их дед – Дмитрий Гаврилович в исповедной росписи за 1800 г. по Верхотурью записан купцом (6). Позднее он зафиксирован посадским, мещанином.
Фамилия «Шадрин» среди посадских Верхотурья по документам XVII-XVIII вв. не прослеживается. Да и, вообще, по Верхотурскому уезду того времени довольно редкая. Вставал вопрос – откуда Шадрины появились в Верхотурье. Помог случай. Просматривая, составленный в 1755 г. Верхотурской воеводской канцелярией, именной список приписанных к  «новозаводимым при Кушвинском заводе дву домнах и на речке Серебрянке десяти молотам», среди крестьян Подгородной слободы были учтены умершие братья Афанасий и Гаврила Андреевы Шадрины. В свою очередь у Гаврилы был сын Дмитрий, который и оказался уже упомянутым верхотурским купцом Дмитрием Гавриловичем Шадриным (7). Выходило, что дальнейшие поиски корней Шадриных следовало вести среди верхотурских подгородных крестьян.
В материалах первой ревизии Верхотурского уезда за 1719 г., среди «крестьян живущих в городе и имеющих свою пашню» учтен двор Андрея Федотова сына Шадрина с детьми Афанасием и Гаврилой (8). В переписи Верхотурского уезда за 1680 г., составленной Поскочиным, зафиксирована деревня Шадринская над Турою рекой. В этой деревне находился двор пашенного крестьянина Подгородной волости Федотки Микифорова сына Шадрина, с которым проживали сыновья Дейка и Ондрюшка. Про Федота Шадрина было сказано, что происходил он из государственных крестьян и родился в деревне Осередкине Топецкой волости Важского уезда. Село Топса сейчас находится в Архангельской области. В Сибири Федот оказался в 1631 г. (9). Его двор записан в Верхотурье в 1666 г. в переписи Черткова и Бернацкого, среди подгородных пашенных крестьян (10). К сожалению, в более ранних документах (крестоприводная книга 1646 г.) его идентифицировать не удалось.
Но давайте вернемся к Дмитрию Гавриловичу – первому купцу в роду. У него было четыре сына. Старший за какие-то преступления был отдан в «военнорабочие». Два средних остались в верхотурских мещанах (11). А вот младший, Матвей, пошел по стопам отца и в конце жизни был купцом 3-й гильдии (12). Одно время он исполнял обязанности церковного старосты Свято-Троицкого собора Верхотурья (13). Его старший сын, Дмитрий, в 1852 г. указом Пермской Казенной Палаты был причислен к купцам 3-й гильдии Верхотурья (14) и, вероятно, всю жизнь прожил в Верхотурье.
А вот другие сыновья, Прокопий, Капитон и Иван, поселились на Богословских заводах. Интересно то, что они как бы сразу разделили между собой сферу влияния. Прокопий и Иван обосновались в Турьинских рудниках, а Капитон стал проживать в Богословском заводе (15).  Соответственно мы не видим, чтобы Капитон торговал в Турьинских рудниках, а Иван в Богословском заводе. Зона их торгового интереса распространялась на весь Богословский горный округ: Богословский, Николае-Павдинский и Надеждинский заводы (сейчас это город Серов), Турьинские рудники, в деревнях Филькиной и Марсятах Турьинской волости. Северной границей было село Никито-Ивдельское – уже вне пределов округа. Торговали мануфактурой, бакалейными, галантерейными товарами, колониальными (чай, сахар), мукой и хлебом, вином (16).
Среди братьев особенно выделялся Прокопий Матвеевич. В начале 60-х годов XIX в. избирался бургомистром Верхотурского городового магистрата, т.е. исполнял функции судьи (17). Долго оставался в положении так называемого «купеческого сына». И только в 1873 г., в 48 лет, в документах он вместе с братьями упоминается как «верхотурский купец» (18). Позднее он купец 1-й гильдии, потомственный почетный гражданин (19). В 1872 г. он соглашается на предложение Верхотурской уездной земской управы стать попечителем открываемого в Турьинских рудниках земского начального мужского училища и исполнял эти обязанности в течении трех лет (20). На его средства на Екатерининском золотом прииске была построена часовня, которая была обращена в Екатерининскую церковь, приписанную к Всеволодовской церкви села Всеволодо-Благодатского (21). Как и его отец исполнял обязанности церковного старосты Максимовской церкви в Турьинских рудниках. Определен к заведыванию церквей Максимовской и кладбищенской Михайло-Архангельской с жалованьем от казны по 44 руб. в год, которое он жертвует на добавку жалованья церковным сторожам в течении «сей своей службы» (22). В 90-е годы XIX в. он член Богословского отделения Екатеринбургского епархиального училищного совета (23), попечитель Турьинской церковно-приходской школы.
В округе Богословских горных заводов, недалеко от Турьинских рудников, в 1841 г. был открыт источник минеральных вод, где было построено «больничное заведение» на 50 коек. Первыми пациентами были горные офицеры с семьями и «заводские люди» (24). Удар по благополучию деятельности курорта нанесла отмена крепостного права. С отъездом из Богословского завода и Турьинских рудников большого числа жителей и остро вставшей проблемой рабочих рук Богословскому округу было не до курорта. Со времени освобождения горное начальство не стало поддерживать ни зданий водолечебницы, ни дороги, ведущей туда. С течением времени все возведенные здания пришли в ветхость и были проданы Прокопию Шадрину. Врач Богословского округа Рунин посоветовал нескольким человекам, страдавшим болезнями, отправиться на Еловский источник, и, убедившись в весьма целебном действии его вод, даже без всяких приспособлений для удобств лечения, предложил Шадрину исправить постройки при источнике, для помещения больных. Шадрин охотно на то согласился: расчистил родник, сделал в нем новый сруб, выстроил вновь здание для больных, с ваннами, с мебелью и даже кухонной и столовой посудой, и особое здание для служителей, устроил все приспособления для накачивания и нагревания воды, нанял постоянного служителя, заявивши, что всеми этими удобствами больные могут пользоваться бесплатно. Летом 1872 г. на водах этих лечилось уже 20 человек (25). По неизвестным причинам Шадрин свернул свою деятельность на источнике.
Брат Прокопия, Капитон Матвеевич, в начале 90-х годов XIX в. тоже несколько лет был  членом Богословского отделения Екатеринбургского епархиального училищного совета (26), но в 1894 г. умер в Богословске. В Карпинске в ограде кладбищенской церкви до сих пор сохранилась его могила. После смерти мужа всю торговлю взяла в свои руки его вдова купчиха 2-й гильдии Александра Евдокимовна (27), дочь верхотурского купца Выборова.
Четвертым поколением купцов Шадриных стали сыновья Прокопия, Капитона и Ивана. Николай Прокопьевич в начале XX в. стал одним из учредителей Товарищества «Николай Шадрин и Кº» (28).  Александр Капитонович был членом Богословского отделения Екатеринбургского епархиального училищного совета, Верхотурского уездного раскладочного присутствия (29), а Иван Капитонович членом Турьинского отделения общества попечения о народном образовании в Верхотурском уезде (30). Оба явились учредителями Товарищества «Братья Шадрины», сфера влияния которого распространяется уже южнее Богословского горного округа: это село Коптяковское Караульской волости, прииск Георгиевский Нижне-Туринской волости и Лайский завод.  Даже торгуют зерном и хлебом в Тюмени, где они владели крупчаточными мельницами (31). Кстати, третий брат, Федор Капитонович, был в Тюмени агентом Товарищества (32). Сын Ивана Матвеевича, Александр, вел торговлю в Надеждинском заводе. Известно, что распорядителем Товарищества «Николай Шадрин и Кº» был сын Николая Прокопьевича (33). А это уже пятое торговое поколение Шадриных.

 

Неизвестно как бы развивалась дальше торговая империя Шадриных, как бы сложились судьбы представителей торгового рода, если бы не трагические события 1917 г. Декретом Совнаркома от 7 декабря 1917 г. Богословский горный округ был национализирован. По воспоминаниям участника событий того времени Совет рабочих депутатов наложил контрибуцию на турьинских купцов, в том числе только на одного Шадрина – 10 000 рублей золотом с выплатой к определенному сроку. В противном случае специально избранная комиссия «должна была приступить к изъятию всего движимого и недвижимого имущества этих купцов и передать его в собственность государства». Отказавшийся платить контрибуцию Шадрин («дескать, он власть не признает») был арестован и отправлен в Надеждинский завод (34). Наверное, на этом и можно поставить точку в истории торгового рода Шадриных.
Хотел бы еще немного сказать о родственных связях Шадриных. Дочь Капитона Матвеевича, Лидия, была замужем за инженер-технологом, помощником управителя золотыми приисками Богословских заводов, сыном соликамского купца 1-й гильдии Иваном Ивановичем Широких (35). Их сын тоже служил на Богословских заводах инженер-технологом, помощником главноуправляющего округом (36). Иван Капитонович был женат на дочери священника Максимовской церкви Турьинских рудников Василия Петровича Словцова, который был позднее протоиереем Введенского собора в Богословском заводе. Кстати, В.П.Словцов был женат на сестре Александра Степановича Попова, изобретателя радио. Ольга Капитоновна была замужем за отставным канцелярским служителем Богословских заводов Александром Егоровичем Опокиным. Они жили в Верхотурье, где Александр Егорович в разные годы был членом Верхотурской уездной земской управы, заступающим место председателя Верхотурской уездной земской управы, директором общественного Верхотурского городского Попова банка. Сама Ольга Капитоновна была агентом страховой Петербургской компании «Надежда», банкирского дома Вавельберг и Петербургского Торгового Банка в Верхотурье (37). Их сын, Александр Александрович Опокин, уроженец Верхотурья, доктор медицинских наук, профессор Томского медицинского института, пионер торакальной и онкологической хирургии в Сибири, крупный специалист в области военно-полевой хирургии и травматологии, основоположник лёгочной хирургии в России.
Еще один интересный факт, относящийся к роду Шадриных. В первой половине XIX в. на Богословских заводах располагался 9-й линейный Оренбургский батальон. В метрической книге Максимовской церкви Турьинских рудников за 1846 г. есть такая запись: «31 марта рядовой 3-й роты…из евреев, Волька Соловей был наречен во святом крещении Вениамином и прозван по фамилии восприемника». Восприемником был верхотурский мещанин Прокопий Матвеевич Шадрин. Так Волька Соловей стал Вениамином Прокопьевичем Шадриным, который позднее стал унтер-офицером. Женился, обзавелся семьей и после расформирования батальона остался на жительство в Турьинских рудниках. В начале XX в. имена его детей можно было встретить среди сельских обывателей с фамилией Шадрины (38).
К сожалению, история предпринимательства на Богословских заводах никогда и никем не изучалась. И данный рассказ, на примере купцов Шадриных, – это только небольшая попытка как-то прикоснуться к этой истории, слегка приоткрыть, осветить ее.ПРИМЕЧАНИЯ:1) ГАСО. Ф.24. Оп.9. Д.438. Л.4.
2) ГАСО. Ф.6. Оп.3. Д.5. Л.103; Д.6. Л.120 об.; Д.8. Л.365 об.; Д.9. Л.419; Д.10. Л.415; Ф.24. Оп.9. Д.427. Л.1 об.; Д.438. Л.1, 11; Д.446. Л.5; Д.454. Л.2 об.; Ф.767. Оп.1. Д.1.
3) Там же. Ф.24. Оп.9. Д.429. Л.14; Д.438. Л.2 об.
4) Там же. Ф.6. Оп.19. Д.294. Л.118 об.; Ф.603. Оп.1. Д.282. Л.9 об.; Ф.767. Оп.1. Д.12.
5) Там же. Ф.6. Оп.19. Д.292а. Л.49 об.; Д.294. Л.118 об.
6) Там же. Оп.3. Д.1. Л.14 об.
7) Там же. Ф.24. Оп.1. Д.1462. Л.2-2 об.
8) РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1615. Л.3 об.
9) Там же. Д.697. Л.38-38 об.
10) ТГИАМЗ КП 12692. Л.102 об.
11) ГАСО. Ф.603. Оп.1. Д.69. Л.81 об.-82; Д.195. Л.113 об.-115; Д.282. Л.102 об.-105.
12) Там же. Ф.6. Оп.3. Д.116. Л.149 об.
13) Верхотурская старина. Верхотурье, 2005. № 4. С.38.
14) ГАСО. Ф.603. Оп.1. Д.378. Л.25 об.-27.
15) Там же. Ф.6. Оп.3. Д.116. Л.149 об.
16) Уральский торгово-промышленный Адрес-календарь на 1899 г. Пермь, 1899. С.128, 132; -/- на 1900 г. С.66-69; -/- на 1901 г. С.270-273; -/- на 1902 г. С.84-87; -/- на 1903 г. С.84-87; -/- на 1904 г. С.86-89; -/- на 1905 г. С.359-361; -/- на 1906 г. С.286-289; -/- на 1907 г. С.261-265; -/- на 1909 г. С.312-314, 316, 317; -/- на 1910 г. С.263-265; -/- на 1911 г. С.288, 290; -/- на 1913 г. С.321-324, 326; -/- на 1914 г. С.226, 229, 230, 232; -/- на 1915 г. С.374, 382.
17) Памятная книжка Пермской губернии на 1863 год. Пермь, 1862. С.49.
18) ГАСО. Ф.6. Оп.19. Д.297. Л.211 об.
19) Адрес-календарь Екатеринбургской епархии на 1900 г. Екатеринбург, 1900. С.306-307.
20) ГАСО. Ф.435. Оп.1. Д.114. Л.6.
21) Приходы и церкви Екатеринбургской епархии. Екатеринбург, 1902. С.303.
22) ГАСО. Ф.767. Оп.1. Д.31. Л.136-137 об., 161 об.
23) Памятная книжка и адрес-календарь Пермской губернии на 1892 год. Пермь, 1891. С.42.
24) ГАСО. Ф.43. Оп.2. Д.1760. Л.1, 91, 114.
25) Шишонко В.Н. Пермская летопись. Пермь, 1885. 5-й период. Ч.1 (1682-1694). С.391.
26) Памятная книжка и адрес-календарь Пермской губернии на 1892 год. Пермь, 1891. С.42.
27) Адрес-календарь и памятная книжка Пермской губернии на 1898 год. Пермь, 1898. С.147.
28) Уральский торгово-промышленный Адрес-Календарь на 1915 год. Пермь, 1915. С.374.
29) Адрес-календарь и памятная книжка Пермской губернии на 1895 год. Пермь, 1895. С.172; Адрес-календарь -/-на 1907 год. Пермь, 1907. С.189.
30) Адрес-календарь и памятная книжка Пермской губернии на 1904 год. Пермь, 1904. С.127.
31) Уральский торгово-промышленный Адрес-Календарь на 1910 год. Пермь, 1910. С.260; -/- на 1914 г. С.197; -/- на 1915 г. С.375, 384.
32) Памятная книжка Тобольской губернии на 1914 г. Тобольск, 1914. С.72.
33) Уральский торгово-промышленный Адрес-Календарь на 1915 год. Пермь, 1915. С.374, 377.
34) Гунгер Ю. Турьинские рудники. Исторические очерки. Челябинск, 2007. С.221.
35) ГАСО. Ф.6. Оп.6. Д.7. Т.3. Л.23 об.
36) Там же. Ф.45. Оп.1. Д.875. Л.18.
37) Адрес-календарь и памятная книжка Пермской губернии на 1897 год. Пермь, 1897. С.129, 131; -/- на 1898 год. С.60; Адрес-календарь и памятная книжка Пермской губернии на 1905 год. Пермь, 1905. С.357, 360; Адрес-календарь и справочная книжка Пермской губернии. 1913 г. Пермь, 1912. С.324.
38) Бессонов М.С. Переход фамилии одного рода к другому при православном крещении (на примере военнослужащих Турьинских рудников) // Материалы Третьей Уральской родоведческой научно-практической конференции. 15-16 ноября 2003 г. Екатеринбург. Екатеринбург, 2007. С.10-12.
****