Знакомьтесь — Максим Походяшин

Нам, естественно, хотелось бы поболь­ше узнать о человеке, давшем жизнь завод­скому поселку, ставшему затем городом Карпинском.

Вот что пишет о нем и его сыновьях екатеринбургский архивист-историк, наш земляк М.Бессонов.

«Впервые имя Походяшина упоминает ученый естествоиспытатель XVIII века П.С.Даллас, посетивший Северный Урал летом 1770 года: «…Теперь осталось мне осмотреть только прославившиеся недавно в северной горе верхотурского купца Максима Походяшина медные рудники и заводы…»

А в 1796 году А.Т.Болотов пишет:

«Отец и основатель сего рода был простой ямщик или извозчик, возивший, подряжаясь, на нескольких подводах медную руду из рудников на заводы Сибири».

Упоминает Болотов и двух сыновей Максима Максимовича — Николая и Григория (по другим источникам у Походяшина были еще сыновья Михаил и Василий).

К 1740 году Походяшин обзаводится двумя винокуренными заводами в Верхотурском уезде. С 1753 года он записан верхотурским купцом, а в 1777 году причисляется к купцам первой гильдии.

Исследуя архивные документы, М.Бессонов приходит к выводу, что родился М.М.Походяшин в 1708 году, что предки его уже, по крайней мере, в 1670 году жили в Верхотурье. Был Походяшин верхотурским посадским человеком, так что легенда, приведенная Болотовым, всего лишь легенда.

Первоначальный капитал он заработал на откупе «конских сборов», поставке вина со своих «заводов» и на откупе винного торга. Будучи человеком прозорливым, Походяшин вложил деньги в металлургическое производство, став владельцем нескольких десятков рудников, приисков и заводов в Сибири и на Урале. О его предприимчивости и неиссякаемой энергии красноречиво говорит такой факт: в возрасте 70 лет он собирался строить новый медеплавильный завод на реке Печище. И только смерть помешала осуществить этот план.

Умер Походяшин в 1781 году, оставив после себя двух сыновей и огромное хозяйство. Сыновья заводчика были людьми образованными — так настоял отец. Василий — старший сын — умер еще при жизни отца. Он был купцом. Младшие сыновья — Николай и Григорий — через военную службу получили дворянство. О Николае известно, что, будучи в 80-х годах обер-про-виантмейстером в Москве, он жил в таком престижном месте, как Нескучный сад, по соседству с князьями Трубецкими, Голициными, заводчиком П.А.Демидовым. Младший сын Григорий стал масоном, был знаком с известным просветителем восемнадцатого века Н.И.Новиковым, которому неоднократно передавал крупные суммы на различные просветительно-благотворительные мероприятия.

Благотворительность вообще была отличительной чертой этой семьи. Особенно это проявлялось в отношении церкви. Походя-шиными было построено 6 церквей: две в Верхотурье, в Богословском заводе, Петропавловском, Успенском и на Турьинских рудниках.

Стремились братья Походяшины и по мере возможности облегчить жизнь населения заводов. Тут неправы некоторые исследователи, утверждающие, что «ни школ,ни грамотности, ни госпиталей, ни аптек при Походяшиных заведено не было…» По ведомости, составленной в 1791 году при передаче Богословского завода в казну, можно узнать, что были и госпиталь при заводе, и «лекарский дом», а «при лазарете налицо состоит разных медикаментов и вещей на 763 руб. 29 коп.». Имеются косвенные доказательства и о наличии школ на похо-дяшинских заводах.

Так что это была совсем незаурядная семья, вполне заслуживающая особого внимания историков в силу сложной и многозначной деятельности ее представителей.

…Ефим Шилов с товарищами в эту ночь отправились в путь. Домой! Заставы миновали благополучно. Ехали где тропами звериными, где тайгой непролазной.

Видели раз стражников, ну да Бог миловал. Филька держался поближе к Ефиму. Коняга его, ранившая на лесоповале ногу, прихрамывала, он всю дорогу сокрушался и молил:

— Дашь, Ефимушка, своего Воронка мою палестинку распахать? Ей Богу, отработаю!

И свою-то землицу не успел приласкать Ефим Шилов. Мужики еще на печках отлеживались, как в деревню нагрянули каратели. Распоряжался ими офицер по фамилии Шаликов. Посланный для «умиротворения бунта», он старался вовсю. В деревне стоял плач да стон, куры примолкли.

Ефима и Фильку как подстрекателей исполосовали кнутами и сослали на вечные каторжные работы. Двадцать шесть человек были биты плетьми, один — батогами. А на другой день вывел Ирман гуртом всех деревенских, и еще каждый десятый попробовал, насколько он сладок, хозяйский батог. Тут нужно заметить, что эти сведения взяты из архивов, угодных Советской власти, другие же ставшие недавно доступными источники утверждают, что народ в Богословском горном округе жил весьма неплохо, даже зажиточно. И вообще, чрезмерная бедность Российской империи, по мнению волчанского краеведа Ю.Гунгера, пропаганда. По его сведениям, факты говорят об обратном: например, в 1913 году средняя зарплата равнялась 35 рублям, корова в то время стоила 8-15 рублей. Так что или коровы уж больно дешевы были, или зарплаты действительно большими. Но это так — мысли вслух…

А над заводскими сопками снова всходило солнышко. Высокомерное в своей отрешенности от юдоли земной, оно равнодушно взирало на одну шестую часть света, безразлично согревая ее, давая возможность этим глупым людишкам-муравьишкам самим разобраться в своих делах и бедах.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

А на маленькой речушке еще при жизни Походяшина где-то за теперешней Макарьевкой было основано зимовье Волчанское, давшее, по всей видимости, впоследствии жизнь поселку, а затем и городу Волчанску. Так у Богословска кроме Турьинских рудников появился еще один сосед. Правда, дальний, и уж очень медленно поднимался он на дрожжах времени — к 1909 году насчитывал только 14 дворов.

А где-то в середине XIX века было открыто Богословское буроугольное месторождение. Открыто и забыто, чтобы через многие-многие годы открыть его снова, в 1902 году. Но интересно, что еще при Походяшине в этих местах уже работал «угольный прииск».

И подрастал маленький Ванятка Рассошин, махал где-то каелкой его отец-каторжанин, готовился вступить в должность управляющего Богословским горным округом инженер А.Ауэрбах, засветились в заводских цехах первые электрические лампочки Сименса. И где-то еще далеко-далеко летел к земле огненный протуберанец Солнца, чтоб к 1917 году достигнуть Земли и спалить все ту же одну шестую часть света — несчастную и великую — в пламени революции и гражданской войны. Не скоро долетит — успеем еще прогуляться мы по мирному Богословску.

Через десять лет после смерти М.Походяшина, как пишет карпинский краевед В.Тетерин, его взрослые сыновья (прав, прав был старик!) честно заявили правительству, что они не могут управлять таким сложным хозяйством, в том числе и Богословским медеплавильным заводом, ставшим к тому времени по существу центром целого горного округа. Учитывая важность крупнейшего в России медеплавильного завода, казна, то есть

государство, выкупает за 2,5 миллиона рублей горный округ у наследников Походяшина.

По сведениям В.Тетерина, дела у нового собственника шли вначале неплохо. Екатеринбургский двор даже чеканил монету из богословской меди. Но постепенно иссякали запасы разведанных месторождений руды,

некоторые рудники пришлось остановить.N Дело шло и к закрытию медеплавильного завода, да вдруг нечаянно счастье привалило: в 1823-27 годах в округе нашли несколько месторождений золота. Финансовое положение округа немного поправилось за счет его добычи. И все же в 1875 году рудники, а затем и завод остановились: денег на разведку новых месторождений и реконструкцию медных шахт не нашлось. Богословский горный округ решили продать. Переход его в частные руки проходил в условиях жесткой конкуренции. И все же статский советник С.Д.Башмаков приобретает его за 2050 тысяч рублей. Четыре года ушли на поиски новых месторождений медной руды, реконструкцию старых рудников. В 1879 году завод сделал несколько пробных плавок, с 1881 года планировалось уже приступить к выполнению обязательств по условиям продажи округа: выплавить не менее 50 тысяч пудов меди в год. В это время уходит из жизни С.Д.Башмаков. Округ со всем имуществом покупает секретарь Государственного совета А.А.Половцов. Формально хозяином округа считается его жена —- Н.М.Половцова. Она была приемной дочерью богатого банкира Штиглица, отвалившего своей дочери только приданого 12 миллионов рублей.

Получив округ, наняв умелых администраторов, управленцев, используя богатства своей жены и кредиты из государственного банка, а также свое служебное положение, А.А.Половцов быстро вывел округ из кризисного состояния. Были восстановлены прежние объемы выпуска меди. А в дальнейшем они ежегодно увеличивались.

По предложению главноуправляющего округом А.А.Ауэрбаха от медных рудников до медеплавильного завода строится узкоколейная железная дорога. Раньше для транспортировки руды использовались лошади. Причем из-за бездорожья руду доставляли на завод только зимой. Вскоре железную дорогу продлевают до реки Сосьва, где в деревне Филькино строят пристань. Для транспортировки своих грузов по рекам Сибири горный округ покупает 8 пароходов и несколько десятков барж. На пристани ставятся добротные склады.
Последующие действия Половцова отличаются еще большим размахом и, несомненно, оказывают огромное влияние как на судьбу самого округа, так и Богословского медеплавильного завода. Со временем округ был передан акционерной компании, хотя фактически хозяином его по-прежнему оставались супруги Половцовы. За годы существования акционерное общество сумело увеличить выпуск меди на порядок.
В ходе гражданской войны, а то и после нее большинство заводов Общества были закрыты. Выжил только Надеждинский металлургический завод. А Богословский медеплавильный завод, утративший свое значение, захиревший, ждал возрождения. И оно придет — воспрянет, оживет завод, но в новом качестве.

Материал из Книги «Долгая дорога из Богословска в Карпинск»

****