Новогодняя посылка на фронт!

Поделиться

Онлайн-история «Посылка неизвестному солдату»

Листая страницы газеты «Карпинский рабочий» военных лет, часто можно увидеть фотографии бойцов на фронте, которые получают посылки и письма из дома.  Все мы помним о подвиге народа во время Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г., помним подвиг земляков -карпинцев, сражавшихся, не щадя себя на фронте, в окопах и в тылу у станка.                                                                                                                                         С фронта домой и обратно летели тысячи писем и телеграмм. А также бесценные посылки фронтовикам.

Немецко-фашистские войска вероломно без объявления войны напали на Советский Союз, нарушив мирную созидательную жизнь советских людей.

29 июня 1941 г. была принята программа превращения страны в единый боевой лагерь, «где все было подчинено интересам фронта, задачам борьбы с врагами». Сталин выступил перед народом, он призывал отстаивать каждую пядь земли, драться с врагом до последней капли крови, проявлять смелость и инициативу.

Северный Урал – «опорный край державы» отправлял на фронт танки, самоходные установки, детали для снарядов знаменитых катюш, боеприпасы и уголь. Но вместе с грозным оружием посылал и душевные подарки бойцам. Огромный размах приняло патриотическое движение за сбор теплых вещей для воинов и отправки на фронт праздничных подарков и посылок. Активное участие в этом всенародном движении приняли жители Свердловской области.

Уже в 1941 году в сборе подарков для фронтовиков участвовали десятки миллионов человек во всех областях, краях и республиках. Посылка представляла собой небольшой фанерный ящик, в котором складывали необходимые вещи для бойцов Красной Армии. Это был вклад жителей тыла в скорейший разгром врага. Посылка на фронт имела большое эмоциональное значение для бойцов. Эта была посылка из дома, где все напоминало о мирной жизни, где их любили и ждали возвращения домой с Победой.  Про такие подарки пели песни:

«Может в Колпино, может в Рязани

Не ложилися девушки спать,

Много варежек теплых связали,

Чтоб на фронт их в подарок послать».

С началом войны жизнь города Карпинска перестраивалась на военный лад, подчинялась одной задаче – обеспечить всем необходимым Красную Армию, её бойцов, работать в тылу по-фронтовому. Карпинцы организовали сбор среди населения теплых вещей и белья для действующей армии. На фронт отправляли тысячи посылок с подарками для воинов: полушубки, тулупы, меховые жилеты, ватные брюки, меховые перчатки и рукавицы, валенки, рабочие ботинки, носки, варежки, носовые платки, нитки, рубашки, шапки-ушанки и много других вещей. К этому всенародному делу были привлечены и школьники, и все население Карпинска.

Сводки информбюро – неотъемлемая часть газет военного времени. Газетные публикации 1941 года рассказывают о перестройке работы заводов и колхозов. На описание трудовых подвигов, щедрости и самоотверженности советского народа выделяли немало газетных полос.  Так, в газетах стали появляться специальные рубрики со статьями «Теплые вещи в подарок бойцам», «О чем писали солдаты с фронта».

В декабре 1942 года в газете «Карпинский рабочий» было опубликовано обращение секретаря партбюро Юркина, директора Попова, председателя рудкома Солодова,  бригады краснознаменных бригад Шушемоина, Куразова ко всем рабочим и работницам, инженерам, техникам и служащим Карпинского района, в нем сообщалось об успешном наступление Красной Армии на Сталинградском и Центральном участках фронта, о том, что фронтовики тыла обеспечивают наших бойцов всем, что необходимо для скорейшего разгрома немецких захватчиков.  Коллектив рудника послал на фронт свыше 1000 теплых вещей – полушубков, валенок, теплого белья.

Заботливо, с любовью подготовил посылки дорогим защитникам Родины коллектив угольного мехлесопункта, – писала газета «Карпинский рабочий» от 1942 года, в посылках теплые вещи, домашнее печенье, жареная свинина, шоколад, вино, папиросы.

Тема подарков занимала заметное место в переписке фронта и тыла. Поддержать солдата на фронте, оказать внимание, напомнить о себе с помощью какой-то вещи, предмета, мелочи, домашнего угощения было проявлением искренней заботы, симпатии и любви. Человеку трудно было оставаться на войне не только вдали от семьи и родных, но и предоставленным только себе самому. Подарок из дома служил сохранению или восстановлению этой связи.

Посылки с подарками на фронт которые «простые советские люди» собирали для Красной армии, всегда была событием для солдата. Связь с домом была необыкновенно важна для самочувствия бойца. Читая отклики, которыми делились солдаты после получения подарков из дома, становится ясно, как достигалась эта цель, расслабить человека, снять напряжение долгих дней и месяцев службы, позволить получить второе дыхание, найти в себе силы воевать дальше.

Составляющими компонентами подарка на фронт являлись алкоголь и табачные изделия. Положить для солдата папиросы и спиртное считалось вполне приемлемым, поскольку этот прецедент уже существовал. В январе 1940 г. во время советско-финской войны народный комиссар обороны К.Е. Ворошилов обратился к И.В. Сталину с просьбой выдавать бойцам и командирам РККА по сто граммов водки и 50 гр. сала в день из-за тяжёлых погодных условий. Соответствующее распоряжение немедленно поступило в войска, при этом танкистам норма была удвоена, а лётчикам было решено выдавать по сто грамм коньяка. В годы советско-германской войны, так называемые «наркомовские сто граммов», получили большое распространение. Солдаты, которые не употребляли спиртное и табак, легко обменивали их на другие продукты, главным образом сахар и хлеб.

Новый год для советских солдат в годы войны был даже важнее, чем в мирное время. Он позволял не забыть, какой была мирная жизнь.  И, конечно, для поднятия морального духа солдат проводились большие кампании по сбору всевозможных подарков в действующую армию. В подавляющем большинстве эти посылки не были стандартизированы и комплектовались самыми разными вещами и припасами. В подарочные наборы входило то, что могло понадобиться красноармейцу: от канцтоваров, предметов личной гигиены, до сладостей, папирос и тёплых вещей.

В Карпинском краеведческом музее хранятся воспоминания жителей нашего города о том, как карпинцы помогали фронту, о совершивших удивительных поступках и проявившим настоящий героизм в тылу в годы Великой Отечественной войны. С черно-белых фотографий экспозиции, посвященной жертвам сталинских репрессий, на нас смотрят мудрые добрые глаза людей. В этих морщинках, отпечаток лет и нечеловеческих испытаний, выпавших на их долю…

Шел новый 1942 год. В блокированном Ленинграде, слушая вой бушевавших метелей и свист немецких снарядов, метеонаблюдатель 38-го БАО (батальон авиационного обслуживания) Арсен Маркарян следил за показаниями приборов и передавал сводку погоды на аэродром. Служба проходила бы нормально по основам военного времени, если бы не постоянное недоедание. Ленинград голодал и солдат не жаловался на судьбу. Он был одним из лениградцев и только. Сильные морозы еще больше ужесточили условия существования. Отопления и водоснабжения в домах не было. Никакого серьезного запаса в Ленинграде в принципе не существовало, город жил на привозных продуктах, питаясь «с колёс».

В один из морозных дней февраля Арсен почувствовал, что силы покидают его. Вскоре батальонный врач дал медицинское заключение на лечение в госпиталь. Комбат и политрук поблагодарили Арсена Маркаряна за службу и вручили предновогодний подарок – посылку с продуктами и теплыми вещами, присланную из тыла. Тогда это был самый дорогой подарок.

В 1979 году в поселок Сосьва пришло письмо на имя начальника поселка. Прислал его житель Еревана Арсен Мовсесович Маркарян. Вот что он писал:

«Многоуважаемый нач-к п/о Сосьва Серовского р-на Свердловской области!

11 февраля 1942 года  будучи на военной службе 38 -го БАО (батальон авиационного обслуживания) в блокированном Ленинграде, моё начальство за хорошую службу по прогнозированию погоды в порядке поощрения подарило – преподнесло мне новогоднюю посылку с продовольствием, присланную из тыла. В посылку были вложены две записки. На одной было написано:

«Поздравляем вас с Новым Годом и с Новым счастьем. Шлем подарок героическому бойцу на Новый год от раб. Маркс Елены и Маркс Марты.

Мой адрес: Свердловская область, Серовский район, п/о Сосьва, Заречный поселок, ул. Ленина, дом № 24».

Вторая записка была следующего содержания: «Помни друг боец и защищай нашу родину до последней капли крови. От Поспеловой И.И.».

За посылку с вкусным содержанием, как и за новогоднее сердечное поздравление, а также за строгий наказ через Вас тов. нач-к от всей души хочется передать этим моим далеким сестрам: двум Маркс и Поспеловой И.И. моё сердечное спасибо и низкий поклон.

Дай Бог, чтобы они были теперь живы и здоровы и счастливыми со своими родными и близкими. Хотя с тех пор прошло не одно десятилетие, но их забыть я не в силах. Несколько лет тому назад с обнаружением у себя этих исторических записок на клочке бумаги, я тут же отправил им письмо, однако, к сожалению, от них ответа не последовало.

Многоуважаемый тов. Начальник, очень буду вам благодарен, если окажете любезность и настоящее мое письмо вручите обеим Маркс и Поспеловой И.И.

С уважением: подпись

Мой адрес: 375015, Ереван, пр. Ленина, д 5 б, подъезд III, эт. II, кв.17

Маркаряну Арсену Мовсесовичу

5/X-1979

Ереван

Ответ на письмо: г. Ереван

Маркс Эрна Рейнгольдовна

5.04.1919 г.р. убыла в г. Карпинск, ул. Суворова, 84, в апреле 1970 г.

Сестры Маркс в 1970 году переехали жить в Карпинск. Письмо они вероятнее всего не получили, но вот их встреча с Арсеном Мовсесовичем Маркаряном всё-таки состоялась через много-много лет…

Рейнгольд Михайлович Маркс слыл зажиточным крестьянином в местечке Цюрихталь, что в переводе с немецкого означает Долина Цюриха. Сегодня на том месте, где был Цюрихталь, находится село Золотое поле.

В конце XIX века сюда прибыли переселенцы из швейцарского кантона Цюрих. Это были безземельные крестьяне и мелкие ремесленники. Здесь все они безвозмездно получили плодородные земли. Сначала в Крым приехало 49 семей из Швейцарии, потом прибывали еще переселенцы. К началу ХХ века в Цюрихтале насчитывалось 640 жителей, это было богатое село с кирпичным заводом и паровой мельницей.

История совместного проживания с выходцами из Германии наложила свой отпечаток на этническое самосознание. В школе дети второго и третьего поколений учили одновременно и русский, и крымско-татарский. В качестве родного языка они сохранили, тем не менее, свой немецкий диалект, а для школьных занятий употребляли литературный немецкий язык.

Цюрихталь процветал, как и все остальные деревни колонистов, освобожденные от воинской повинности. Потомки бедных переселенцев становились зажиточными крестьянами, к числу их относился и Рейнгольд Маркс – три лошади, три коровы, пара волов были в его хозяйстве. Мужик крепкий, работящий он и детей своих приучал трудиться. С малых лет они и в поле пахали-боронили, и со скотиной управляться матери помогали, и в доме порядок навести умели. «Будете работать – все у вас будет, в жизни не пропадете», – учил отец. Жили хорошо, в согласии и мире не зная нужды. Пока не грянула беда…

Однажды с наступлением темноты в дом Рейнгольда пришли люди в военной форме из НКВД. Не помогла им даже знаменитая фамилия, у Маркс отняли все: дом, земли, скот, самодельную мебель и домашнюю утварь. В их доме хозяйничали чужие, недоброжелательные люди. И как часто бывает в таких случаях, в прикосновения, взгляды и короткие слова любящих людей вкладывалось то, для выражения чего в обычных условиях не хватило бы и часов. В ссылку с собой разрешили взять немногое, кое-что из одежды, да по чашке с ложкой на каждого.

Крымские немцы по-разному отнеслись к Советской власти, кто-то откровенно враждебно встречал нововведения, кто-то выжидал. Но многие участвовали в борьбе за установление новой власти. Коллективизацию крымские немцы, как и многие крестьяне, встретили без энтузиазма. Она прошла в 1930 году.

Один из первых ударов был нанесен по хозяйственной верхушке деревни — так называемым кулакам. Дело не только в том, что кулаки оказывали всяческое сопротивление колхозному строительству. Главное, они олицетворяли для большинства деревенских тружеников идеал самостоятельного хозяйствования, а также имущественного достатка и тем самым сводили на нет большевистскую пропаганду преимуществ коллективной системы ведения хозяйства. С переходом к массовой коллективизации участь семьи Маркс как «кулацкого слоя» была предрешена.

Стоял апрель 1930 года. В поселок Сосьва прибыл первый эшелон с «врагами народа» ссыльными раскулаченными. Весть об этом быстро разлетелась по поселку. Люди обсуждали новость, мысленно рисуя себе образ «врагов» и «кулаков», которых никто никогда еще воочию не видел. И когда стала известна дата прибытия ссыльных, весь поселок собрался их встречать, уж очень любопытно было взглянуть на этих «врагов». Среди ссыльных, привезенных тогда в Сосьву, была и многодетная семья Рейнгольда Маркса. Самой старшей из его детей, Эльзе, на тот момент исполнилось 15 лет, Леонтине было 14, а самой младшей Марте, пятой по счету шел восьмой год. Семья Маркс прибыла на Урал из солнечного Крыма и, непривычные к северному суровому уральскому климату, теперь особенно страдали от холода. Им взять-то с собой из теплых вещей было нечего – зимы в Феодосии теплые, люди шубами да валенками не запасались.

Стремясь выслужиться, функционеры НКВД на местах регулярно отправляли в центр телеграммы с просьбами увеличить норму. Разумеется, в такой просьбе никто им не отказывал. Раскулаченные крестьяне второй категории, а также семьи кулаков первой категории к которой и отнесли семью Маркс, выселили в отдаленный район, в «кулацкую ссылку» в поселок Колыповку. Поселили там в бараке за колючей проволокой, как пленных. Пол в доме был земляной, и чтобы было хоть немного теплее, на него постелили доски. Однако это мало спасало, и простуда была постоянным спутником.

Рейнгольд, Оттилия (мачеха), старшие дочери Эльза и Леонтина работали на лесоповале, маленькие Эрна и Марта учились в школе.

В 1941 году перед самой войной Леонтина устроилась на Сосьвинский завод чернорабочей. Тяжело ей там приходилось, таскала мешки с песком, да все же полегче, чем в лесу.  Вскоре многих из ссыльных арестуют и расстреляют, в этот список попадет глава семейства Марксов. Рейнгольду предъявят обвинения в новых нарушениях законности и отправят в Нижнетагильскую тюрьму. Она станет последним пристанищем, там он скончается с постоянной и неотвязчивой мыслью о том, что у каждого своя судьба.

Война застала Марксов в месте ссылки. Они, как и все советские люди, очень переживали за исход событий, верили в победу Советского Союза.  Жили они тогда в поселке Сосьва. Марта вместе с сестрой Еленой (так по-русски окрестили Леонтину местные) работала на заводе.  Однажды на рабочем собрании, которое проходило под лозунгами: «Все для фронта! Все для победы над гитлеризмом!» кто-то из трудящихся предложил о сборе на фронт посылок с теплыми вещами и продуктами. Предложение было встречено горячо, оно объединило людей самых различных взглядов и привычек, всех в борьбе за свободу своей великой Отчизны.

По дороге домой Марта и Елена обсуждали, что они смогут послать в посылке. Решили, что хорошо бы связать носки, напечь чего-нибудь домашнего, вкусного. В сборы незаметно подключилась и мать Оттилия. Она напекла пряников. Когда все было готово, в посылку вложили ту самую записку. Здесь в тылу все было по карточкам, но наши труженицы ухитрялись выкраивать из своего скудного пайка, чтобы послать посылочку на фронт совершенно незнакомому солдату, не какому-то конкретному адресату, а просто – «На фронт!». Своими маленькими подарками они радовали бойцов, поднимали их настроение.

В один из военных дней девушки сами получили письмо с фронта от солдата, которому досталась их посылка. «Спасибо, дорогие мои, за заботу! – писал Арсен Мовсесович Маркарян. – За то, что теплом своих сердец согрели душу солдатскую, за подарки, за доброту вашу. Жив буду – свидимся».

Шли годы…Давно закончилась война. Сёстры уже жили в Карпинске. Марта сменила фамилию и стала Функ, Елена хоть и вышла замуж, осталась на своей девичьей фамилии. Это обстоятельство и помогло в дальнейшем Арсену Маркаряну найти сестер, поблагодарить их за тот бесценный подарок.

После войны Арсен Мовсесович работал инженером железнодорожного транспорта в Ереване. Перекладывая свои старые документы и награды, он наткнулся на пожелтевший разлинованный листок. Перечитывая немудреные строки снова и снова нахлынули воспоминания о войне, о блокадном Ленинграде, о самом страшном – холоде и голоде. Если бы не эта посылка из тыла, если бы не эти люди, собиравшие посылку на фронт, и сами живущие в тяжелых условиях. Первое желание написать письмо сестрам и сказать им огромное спасибо. Письмо одна из сестер получила и как много лет назад Марта написала ответ фронтовику. Так завязалась переписка, начатая в годы войны.

Встреча с Арсеном Мовсесовичем все-таки состоялась. В 1982 году во Дворце культуры электромашиностроителей был проведен  вечер «От всей души» (подобный тому, который проводила Валентина Леонтьева). Ведущая вечера – диктор Свердловского телевидения Лидия Захарова пригласила на сцену Арсена Маркаряна. Вот тогда-то гость из Еревана, защитник Ленинграда и сумел поблагодарить двух сестер Маркс, приславших ему новогоднюю посылку.

«А знаете, я, когда получил посылку и на ней прочел, от кого, мне как-то странно стало: мы с немцами воюем, а наши, советские немцы, гонимые, терпящие лишения, своей душевной поддержкой помогают нам бить фашистов. И я тогда подумал: хорошие вы люди, – рассказывал Арсен. А теперь познакомился с вами и окончательно убедился: немцы – очень хороший народ!».

Восьмидесятилетняя история событий 1941-42 г.г. нашла отражение в экспозиции Карпинского краеведческого музея. Фотографии и воспоминания этой исторической встречи бережно хранятся в семье Маркс. Она будет жить ещё много-много лет, даже когда уже не будет живых её свидетелей.

Изучение и исследование истории новогодней посылки от сестер Маркс продолжается…

Карпинский краеведческий музей просит карпинцев откликнуться тех, кто был 21 января 1982 года во Дворце электромашиностроителей на встречи с Арсеном Маркаряном и сестрами Маркс. У кого-то может сохранились фотографии той памятной встречи, кто знал Эльзу, Леонтию, Алексея, Эрну, Марту просим откликнуться!

Спасибо огромное Эмме Петровне Зайцевой (дочери Эльзы Маркс)

(по материалам Карпинского краеведческого музея,

газеты «Карпинский рабочий» 1942 г., 1980 г., 1993 г., 2005 г.)