БАРОНЕССА – СЕСТРА ДЕКАБРИСТА

 

Статья опубликована в историко-краеведческом выпуске «Богословский родник» № 7 к газете «Карпинский рабочий» № 30. Карпинск, 27 июля 2016. С.4-6.

 

14 декабря 2015 года исполнилось 190 лет со дня событий, произошедших на Сенатской площади в г. Санкт-Петербурге – восстания декабристов. Восстание было организовано группой дворян-единомышленников, многие из них были офицерами гвардии. Они попытались использовать гвардейские части для недопущения вступления на трон Николая I. Целью заговорщиков было упразднение самодержавия и отмена крепостного права. Восстание разительно отличалось от заговоров эпохи дворцовых переворотов по своим целям и имело сильнейший резонанс в российском обществе, значительно повлиявший на общественно-политическую жизнь последовавшей за ним эпохи правления Николая I.

Восстание было подавлено. Всего к следствию было привлечено 579 человек.13 июля 1826 г. в кронверке Петропавловской крепости казнены пять декабристов: Михаил Бестужев-Рюмин, Пётр Каховский, Сергей Муравьёв-Апостол, Павел Пестель, Кондратий Рылеев. Остальных лишили чинов и дворянства. В зависимости от степени вины их разделили на 11 разрядов: 107 из них отправлены в Сибирь (88 на каторгу, 19 на поселение), 9 разжалованы в солдаты, 40 декабристов были осуждены другими судами, 120 подверглись внесудебным репрессиям (заточение в крепость, разжалование, перевод в действующую армию на Кавказ, передача под надзор полиции и др.).

На территории современной Свердловской области тоже есть места, где отбывали ссылку декабристы. Это Пелым (сейчас Гаринский городской округ), где жили Враницкий Василий Иванович и Бригген Александр Федорович. В городе Туринске отбывали ссылку: тот же Бригген А.Ф., Ивашев Василий Петрович, Басаргин Николай Васильевич, Пущин Иван Иванович, Анненков Иван Александрович, Оболенский Евгений Петрович и Семенов Степан Михайлович.

Интересно, а связана ли история Карпинска как-то с декабристами? Пусть даже косвенно.

В метрической книге Введенского собора Богословского завода за 1819 г. есть такая запись «30 марта у помощника горному начальнику маркшейдера Шлегельмильха умре жена Екатерина Иванова горячкою, 24 лет». Кто такой Шлегельмильх?

Шлегельмильх Андрей Карлович родился около 1784 г. в семье механика, машинного мастера Санкт-Петербургского монетного двора, лютеранского вероисповедания. В 1802 г. окончил Петербургское Горное училище (в будущем институт), после окончания которого начал службу унтер-шихтмейстером 1-го класса в Берг-коллегии. В 1803 г. получил чин шихтмейстера 14-го класса, в 1804 г. шихтмейстера 13-го класса. Направлялся в командировки на заводы Демидова и в Сердополь (Финляндия) для осмотра свинцовых и медных руд (1805 г.), на разведку угля в Боровичи и Сызрань (1806 г.), на серные прииски в Новгородской губернии (1808 г.). В 1808 г. был переведен в чертежную Горного департамента. В 1810 г. направлен на завод хирургических инструментов в Петербурге для производства опытов с приготовлением литой стали. В 1811 г. удостоен чина маркшейдера 9-го класса, а после принятия Саткинского завода в казну назначен его управителем (1813 г.). Некоторое время служил младшим помощником начальника чертежной  Департамента горных и соляных дел. Управитель Златоустовского завода с 1815 г.

С 1818 г. Андрей Карлович служил на Богословских заводах помощником горного начальника Богословского горного округа с окладом 1500 рублей в год; член Горного Совета Богословских заводов. Обер-гиттенфервальтер 8-го класса (1826 г.). По данным на 23 сентября 1845 г. ему 61 год, он обер-бергмейстер 7-го класса, член Главной конторы Богословских заводов с 11 июня 1830 г., женат, имел трех дочерей. Последнее упоминание о нем находим в метрической книге Максимовской церкви Турьинских рудников (ныне г. Краснотурьинск) за 1847 г. в записи от 23 июля, где записана дочь крепостного Шлегельмильха – Елизавета Павлова Абрамова.  Брат Андрея Карловича – Александр, после окончания Горного училища преподавал в нем геогнозию и ориктогнозию, был академиком Академии наук по минералогии.

Уже через четыре месяца после смерти Екатерины Ивановны, 30 июля 1819 г. Андрей Карлович сочетался вторым браком с Любовью, дочерью берггауптмана 6-го класса, старшего члена Главной конторы Богословских заводов Михаила Пахомовича Корина.

В январе 1815 г., будучи управителем Златоустовского завода, Андрей Карлович женился на Екатерине Ивановне Штейнгель, которая жила в это время в Златоусте со своей овдовевшей в 1804 г. матерью – Варварой Марковной. В 1815-1824 гг. здесь неоднократно бывал ее брат, будущий декабрист, Владимир Иванович Штейнгель.

Их отец, барон Иоганн Готфрид фон Штейнгель, получил образование в Лейпцигском университете. Ему было немногим более 20 лет, когда он покинул Пруссию. В 1771 г. был принят на службу в Астраханский карабинерный полк, в котором храбро сражался в 1772-1774 гг. против турок. Затем служил в Пермской губернии. В 1781 г., находясь в Екатеринбурге, тайно обвенчался с купеческой дочерью Варварой Разумовой.

13 апреля 1783 г. в г. Обвинске Пермского наместничества (сейчас село Обвинское Карагайского района Пермского края), где Иоганн Штейнгель служил капитан-исправником, у них родился сын Владимир. Через четыре года отец был назначен капитан-исправником Нижнекамчатского округа, а в 1790 г. переведен в Иркутск, где родились дочери: Татьяна (1791 г.), Екатерина (24 ноября 1795 г.), Мария (1798 г.).

14 августа 1792 г. Владимир Штейнгель стал воспитанником Морского кадетского корпуса. 9 мая 1795 г. ему было присвоено звание гардемарина. Еще более повезло с товарищами. «На учебную скамейку сел рядом с Беллинсгаузеном»,- писал впоследствии Штейнгель (будущий первооткрыватель Антарктиды – прим.М.Б.). Окончив в 1799 г. Морской корпус, Штейнгель плавал мичманом на судах Балтийского флота, посетил Голландию и Англию. Все свободное время он отдавал самообразованию.

«В 1805 году,- вспоминал Штейнгель,- мне был вверен новый транспорт «Охотск» и предписано доставить в Петропавловскую гавань провизию для корвета «Надежда», долженствующего возвратиться из Японии. Вместе с тем посылались и депеши к капитану Крузенштерну со вручением ему первого ордена Св. Анны 2-й степени…» На несколько лет задержался в Иркутске, где возглавлял Иркутскую морскую команду. Обследовал все Забайкалье, побывал на Амуре. В Кяхте в доме директора местной таможни действительного статского советника Вонифатьева Штейнгель встретился со своей будущей женой.

В 1810 г. вышел в отставку в чине капитан-лейтенанта, а сибирский генерал-губернатор Пестель определил его своим чиновником по особым поручениям.

В 1812 г. оставил службу в Министерстве внутренних дел и «явился в ряды защитников Отечества». В чине штаб-офицера он в составе 4-й дружины петербургского ополчения участвовал в Отечественной войне 1812 г. и в заграничном походе, о чем впоследствии рассказал в книге «Записки о С.-Петербургском.ополчении». За боевые подвиги под Полоцком и Чашниками на реке Березине награжден орденом Св. Анны 2-й степени и двумя орденами Св. Владимира 4-й степени с бантом.

По возвращении из заграничного похода в Россию Штейнгеля назначили адъютантом и правителем военных и гражданских дел канцелярии московского главнокомандующего и генерал-губернатора А. П. Тормасова. Много сил и времени будущий декабрист отдавал составлению плана застройки сожженной Москвы и правил вспоможения разоренным жителям.

В 1819 г. в Петербурге был издан «Опыт полного исследования начал и правил хронологического и месяцесловного счисления старого и нового стиля». По мнению советских ученых, этот капитальный труд Штейнгеля не утратил своего значения в наши дни и «во многом отвечает современным требованиям».

Летом 1823 г. Штейнгель приехал в Петербург, где впервые встретился с Кондратием Федоровичем Рылеевым. В 1824 г. Штейнгель снова приехал в Петербург и остановился у И. В. Прокофьева, директора Российско-Американской компании, правителем дел которой оказался Рылеев. Штейнгель и Рылеев в этот приезд еще более сблизились. Рылеев рассказал Штейнгелю о существовании тайного общества и предложил стать его членом. Рылеев передал со Штейнгелем письмо Ивану Ивановичу Пущину, который ввел Штейнгеля в курс дела, подчеркнув при этом, что одной из целей общества являются действия «против злоупотребления и невежества». Одновременно он познакомил Штейнгеля с проектом конституции, составленным Северным обществом (точнее, Н. М. Муравьевым).

Вступить в тайное общество Штейнгеля побудило знакомство с многими сторонами жизни России, что позволило ему «приглядеться ко всему, что мешает благосостоянию народному». По просьбе Рылеева Штейнгель стал писать «Манифест к русскому народу». Главная его мысль заключалась в следующем: когда «великие князья не хотят быть отцами народа, то осталось ему самому избрать себе правление».

Через шесть дней после разгрома восстания на Сенатской площади Штейнгель уехал из Петербурга в Москву, где 2 января 1826 г. был арестован и доставлен в Зимний дворец па допрос к царю. «Штейнгель, и ты тут? — сказал Николай I.- «Я только был знаком с Рылеевым»,- отвечал я.- «Как ты родня графу Штейнгелю?» — «Племянник его, и ни мыслями, пи чувствами не участвовал в революционных замыслах, и мог ли участвовать, имея кучу детей!» — «Дети ничего не значат,- прервал государь,- твои дети будут мои дети. Так ты знал о их замыслах?» — «Знал, государь, от Рылеева».- «Знал и не сказал — не стыдно ли?» — «Государь, я не мог и мысли допустить дать кому-нибудь назвать меня подлецом!»

Штейигеля осудили на 20 лет каторжных работ. Однако вместо Сибири его ожидала крепость Свартгольм, где он провел в заточении целый год, а затем был отправлен в Восточную Сибирь. Из Читы со своими товарищами по тайному обществу Штейнгель был переведен в Петровский завод. Здесь Штейнгель подружился с М. А. Бестужевым, который впоследствии вспоминал: «Казематная жизнь сначала сблизила, а потом соединила меня со Штейнгелем неразрывными узами самой чистой, бескорыстной дружбы».

Рядом манифестов срок каторжных работ был сокращен с 20 до 10 лет. В 1836 г. Штейнгеля отправили сначала на поселение в село Елань, в 67 верстах от Иркутска, затем перевели в город Ишим Тобольской губернии. В 1842 г. генерал-губернатор Западной Сибири Н. Д. Горчаков приказал сослать Штейнгел; в город Тару, сообщив шефу жандармов Бенкендорфу «что Штейнтель занимается редакциею бумаг у губернатора и потому имеет влияние на управление [Тобольской] губернии, что он находит неприличным». Эта новая ссылка совпала с выходом в свет одного из важнейших географических трудов Штейнгеля. В 1843 г. в «Журнале Министерства внутренних дел была опубликована его монография «Статистическое описание Ишимского округа Тобольской губернии».

Трудно предположить, что после этой публикации Штейнгель 14 лет сидел сложа руки и не проявлял интереса к изучению Сибири, хотя после того, как его отправили в город Тару, где он томился восемь лет, он, по-видимому, прекратил ученые занятия. Во всяком случае, не известно ни одной из его работ, относящихся к 1843-1851 гг.; не напечатал он ни одной строчки и после того, как в 1851 г. его перевели в Тобольск. Правда, не исключено, что все это время он трудился над мемуарами, которые увидели свет через несколько десятилетий после его смерти.

В 1856 г. декабристы были освобождены из ссылки, им возвращались чины, звания, имущество. «Для немногих оставшихся в живых изгнанников радость полная,- писал Штейнгель,- но и тут не без отравы. Въезд в столицы запрещен!» «Вскоре нашли,- вспоминал Штейнгель,- что неприлично и неуместно жить мне в лицее (директором которого был его сын). Сват мой адмирал Анжу приютил меня на своей квартире».

В Петербурге Штейнгель сначала работал над своими воспоминаниями, а затем опубликовал целый ряд естественноисторических работ, посвященных главным образом исследованию и освоению Дальнего Востока, Камчатки, северной части Тихого океана, Алеутских островов и Русской Америки. Все эти статьи были направлены на защиту русских национальных интересов на севере Тихого океана. 30 декабря 1862 г. он опубликовал «Заметки старика» о деятельности русских промышленников на Алеутских, Командорских, Сандвичевых островах. Штейнгель особо подчеркивал роль Российско-Американской компании в укреплении позиций России. Эта идея еще более отчетливо проводилась им в статье «Материалы для истории русских заселений по берегам Восточного океана», которая являлась как бы продолжением «Заметок старика».

20 сентября 1862 г. Штейнгель скончался. «Человек, боровшийся со злом и неправдой, всю жизнь терпевший страдания, изведавший всевозможные лишения и бедствия и едва ли обретший даже на закате дней своих спокойствие и счастье, с таким избытком был одарен душевными силами, что не изнемогал, не падал на тернистом пути своей долговременной жизни». Так писал известный прогрессивный исследователь движения декабристов М. И. Семевский в некрологе, который поместила петербургская газета «Современное слово» 23 сентября 1862 г. Его хоронили видные писатели и ученые того времени.

Штейнгель Владимир Иванович был похоронен на Охтенском кладбище в Петербурге. А его сестра, баронесса Екатерина Ивановна Шлегельмильх (урожденная Штейнгель), упокоилась на старом кладбище Богословского завода возле церкви во имя Казанской иконы Божией Матери. А казалось бы всего одна ничего не значащая строчка из метрической книги…

 

Михаил Бессонов

историк-архивист

****