Однажды присягнув

Старший пробователь Екатеринбургской лаборатории унтер-шихтмейстер Леонтий Федорович Яковлев оставил значительный след в истории Северного Урала. Именно он вместе с мельничным мастером Иваном Савастьяновым в 1757 г. освидетельствовал место на речке Колонге под  Петропавловский завод, со строительства которого и началось промышленное освоение Северного Урала М.Походяшиным. Кроме этого за 1757-58 годы им были освидетельствованы места под строительство Николае-Павдинского и Турьинского (Богословского) заводов, произведен отвод лесов к будущему Петропавловскому заводу, осмотрены десятки рудных приисков.

Последующие годы его жизни были связаны с Юговскими заводами, находившимися южнее нынешней Перми. 5 октября 1770 года он был произведен в шихтмейстеры, а 21 апреля 1771 года приведен к присяге в церкви Рождества Христова при Юговских заводах.

Проходит несколько лет и в 1773-74 годах на Урале, в т. ч. и в Прикамье, разгорается крестьянская война под предводительством Е.Пугачева. Организатором сопротивления восставшим здесь являлся член Канцелярии Главного заводов Правления, асессор М.Башмаков. Одним из активных участников и руководителей этого сопротивления был и шихтмейстер Леонтий Яковлев.

Повстанческий отряд полковника Абдулова 28 декабря 1773 года вступил в д.Култаеву, находившуюся в 27 верстах от Юговских заводов, и стремился овладеть селом Верхние Муллы, Ягошихинским и Юговскими казенными заводами, после чего двинуться в Соликамский край. В такой обстановке Башмаков собирает совет, на котором присутствовали горные офицеры: берг-гешворены Берглин, Никонов, шихтмейстеры Яковлев и Солнопеков.

Было решено выделить из собранных на казенных Юговских заводах людей конную команду «самых проворных» в 120 человек. Во главе отряда были поставлены Берглин и Яковлев. Задачей отряда было: идя по Казанской дороге навстречу повстанцам, наступавшим на Юговские заводы, при встрече «поступать вооруженною воинскою рукою».

Этот отряд с двумя пушками встретил в полуверсте от Верхних Мулл 50 человек повстанцев. Абдулов, даже не применив пушек, отступил в Осу. 2 февраля 1774 года отряд под командой Яковлева в 325 человек при одной пушке, воспользовавшись затруднениями повстанцев под Кунгуром и уходом туда отряда Ситникова (атаман повстанцев Юговского завода Осокина), внезапно напал на Юговский завод и овладел им. Заводские люди не смогли оказать сопротивление и многие на лыжах ушли в лес, но затем постепенно возвратились домой. Оставшиеся на заводе и возвращавшиеся приводились к присяге. 42 наиболее активных повстанца были отправлены на казенные Юговские заводы.

1 апреля отряд во главе с Яковлевым численностью в 400 человек выступил с Юговских заводов к селу Белявскому, а «оттоль, куда обстоятельства и путь дозволят». В селе Белявском к нему присоединились силы управителей заводов Голицына и Шаховского в количестве 862 человек. По планам Башмакова отряд подполковника Папова в 1000 человек должен был, участвуя в экспедиции на Осу, пройти через Атерский волок на реку Тулву или через Юговский завод Осокина, Бымовский завод Демидова, на Аннинский казенный завод для соединения с отрядом Яковлева. В этом случае отряд управителей Голицына и Шаховского должен был ударить на Осу со стороны Беляевки, а Яковлев и Папов – со стороны Аннинского завода, где прежде всего ждали наступления пугачевцев.

Однако этот план сорвался. Дело в том, что Папов решительно отказался идти под Осу и повернул в сторону Красноуфимска и Ачита. На Осу же двинулся Яковлев с отрядом в 1237 человек. Он имел «роспись главных возмутителей», которых следовало схватить и в кандалах отправить на Юговские казенные заводы. С крестьянами, признавшими свою вину, было рекомендовано поступать «по усмотрению»: «для поощрения…чтоб и другие лучше возвращались в повиновение», «отпускать без штрафу» «в домы» или «в страх другим к воздержности наказывать плетми и батоги».

Помимо отряда Яковлева на Тулву следовала экспедиция, возглавляемая управителем Аннинского казенного завода Берглиным. 6 апреля Берглин без боя вступил в Осу. Повстанцы ушли на реку Тулву. Берглин повернул свой отряд, и  к 12 апреля им были «действительно обращены в пепел» деревни Барды, Мостовая, Бичурка, Коянова и др. Сопротивление, оказываемое восставшими, вынудило Яковлева сконцентрировать все силы в Осе и избегать вылазок небольшими отрядами. Было приказано прекратить поджоги деревень и открывать огонь по повстанцам только в случае явного превосходства сил, когда правительственным силам не грозило бы истребление. К этому времени в его отряде было 300 человек и 7 пушек.

Опасаясь в создавшихся условиях открытого вооруженного столкновения, Яковлев решил попытаться мирным путем склонить восставших на свою сторону. Восставшие же готовились к захвату Осы, ожидая помощи Салавата Юлаева, а возможно, и самого «Петра Федоровича».

Весь май и первую половину июня находившиеся в Осе отбивали атаки на пригородок местных восставших. Башмаков, извещенный о приближении больших отрядов повстанцев, требовал в Казани помощи. И Казанский губернатор направляет в Осу команду майора Скрипицына, которая прибывает в город 18 июня.

В это время Пугачев, армия которого возрастает до 9 тысяч человек, направляется через Шермяитский завод к Осе. Двигаясь к Каме, Пугачев подошел к Осе также 18 июня. Сюда же прибыл со своим отрядом и Салават Юлаев. Мастеровые и работные люди Рождественского завода Демидова перебежали на сторону пугачевцев. Им удалось прихватить с собой и небольшую пушку со снарядами. Это была первая пушка, которую получил Пугачев, подошедший к Осе совершенно без орудий. Ободренные успехом пугачевцы ринулись вперед и захватили еще две пушки.

Яковлев и Скрипицын выстроили своих людей «фронтом перед Осой» и открыли «жестокий огонь». Пугачевцы усилили натиск. При отступлении к Осе Яковлев был ранен в руку. Четыре раза пугачевцы штурмовали город, но безрезультатно.

Только утром 21 июня, так и не дождавшись помощи, ожидаемой от подполковника Папова, Скрипицын, спрятав под «городскую стену» остававшиеся у него пушечные заряды, построил команду и прекратил сопротивление.

По свидетельству очевидцев, после того «как казаки, так и осинские жители ис крепости» вышли, пугачевцы крепость и церковь, «выбрав образа, книги и сняв с колоколны колокола, зажгли, которые и згорели».

Вслед за тем пугачевцы отошли в свои лагеря, где Пугачев вершил суд и расправу. Все офицеры и даже осинский воевода Пироговский были помилованы, а Скрипицын назначен командиром вновь образованного под Осой Казанского повстанческого полка. Затем состоялся суд над Яковлевым, который за «напрасное кровопролитие», варварскую расправу на Тулве, под Осой и в Кунгурском уезде был предан пугачевцами смертной казни. Его помощника Манакова за отказ отвечать на допросе о количестве артиллерии и пороха и за его непризнание Пугачева государем «бросили в огонь». Все «писмяные дела» экспедиции Яковлева были сожжены. Отряд Яковлева, плененный в Осе, был разоружен и приведен к присяге. Именно здесь, под Осой, окончательно стала ясной цель дальнейшего движения Пугачева – Казань.

Так 230 лет назад, 21 июня 1774 года, под Осой трагически оборвалась жизнь горного офицера Леонтия Федоровича Яковлева. Однажды приняв присягу, он остался верным ей до конца. За свою сравнительно короткую жизнь он не получил больших чинов, каких-то особых почестей, но в тех местах, которые он когда-то освидетельствовал, были построены заводы, выросшие в современные города Североуральск, Краснотурьинск, Карпинск, поселок Павда. Тем самым он внес огромный вклад в первоначальную историю промышленного развития региона. Одно только это дает право, чтобы его имя осталось в памяти потомков.

ДОКУМЕНТЫ

Письмо башкир-повстанцев

Гайнинской волости Осинской дороги Уфимского уезда командиру карательной команды унтер-шихтмейстеру Л.Ф.Яковлеву с требованием оставить город Осу и отойти на Юго-Камские заводы.

№ 268                                                      2 июня 1774 г.

«Гайнинской волости и от прочих башкирцов его благородию господину ундер- шихтмейстеру Леонтью Федоровичу Яковлеву.

Сим письмом во известие объявляем: сего 1774-го года июня 2-го дня присоветовали мы все, вышеименованные, и к лутчему разсудили для государственной и народной пользы, чтоб вам, господину ундер-шихтмейстеру, и со всею командою из города Оса выти в свои жительства, и жить по старому. А ест ли жа сего числа из города Осы не изволите выступить, то мы, все башкирцы, со всею командою чинить будем противо вас сопротивление неотменное же, понеже как мы, так и вы привели государственному интересу немалой ущерб, также и промежду собою не малые ссоры. И естли жа вы из города Осы со своею командою выступите, то мы как Осинской волости крестьяном, так и вашим обывателям обид и раззорениев никаких причинять не будем впредь до указу. А сверх того, желаем мы обращаться во всяком благополучии, понеже мы у вас увещательных присланных ис команд не видали, и для чего вы наши жительства, не объявя манифестов жгли».

Письмо было вручено делегатами повстанцев унтер-шихтмейстеру Л.Ф.Яковлеву в селе Гамицы под Осой, а впоследствии прислано Пермской провинциальной канцелярией Казанскому губернатору Я.Л.Бранту 13 июня 1774 года.

«Документы ставки Е.И.Пугачева, повстанческих властей и учреждений», 1975 г.

****