Виртуальная выставка “Женские лики Карпинска: портреты и судьбы”

В день рождения нашего города Карпинска мы представляем виртуальную выставку “Женские лики Карпинска: портреты и судьбы”, созданную на основе рисунков Воложенинова Ивана Николаевича.

“Богословский самородок”

 Иван Николаевич родился в 1985 году в семье лесничего Николая Ивановича Воложенинова. Человека грамотного по тем временам, опытного краеведа, знатока фауны Северного Урала, обладателя небольшой, но хорошо подобранной домашней библиотеки.

С раннего детства будущий конструктор проявлял недюжинный интерес ко многим отраслям знаний, много читал и, будучи учеником начальной школы, во время летних каникул, работая в чертёжной мастерской лесничества, самостоятельно составлял планы участков.

Уже в те годы главный лесничий Ф.Ф.Скворцов, посмотрев работу подростка, сказал: “Хорошо работаешь, будешь учиться дальше – большой толк из тебя выйдет. Руки хорошие у тебя, хоть и малец”. Чертежи, схемы, эскизы стали главной работой всей жизни Ивана Николаевича.

Отец рано заметил незаурядные способности сына к рисованию, черчению, а впоследствии и к музыке, мечтая отправить его на учёбу в Екатеринбург, но материальные возможности были ограничены: один работник должен был содержать большую семью на 40 рублей жалованья, и мальчика определили на учёбу в горное училище в Турьинские рудники, которое он закончил с похвальной характеристикой, особенно были отмечены его успехи по математике, черчению, рисованию.

Трудовой путь на Угольных копях начал в 1936 году, после 25 лет работы в Турьинских рудниках, уже опытным конструктором и умельцем-изобретателем.

Первым его детищем стало строительство водонапорной башни на Копях. простое сооружение на четырёх столбах, водосборник из лиственных досок типа банного ушата – проще некуда, а снабжало водой весь посёлок и просуществовало долго, до введения в строй сетей городского водоснабжения.

По рассказам сослуживцев, Иван Николаевич был скромным и застенчивым, скорее молчаливым молодым человеком с неизменным блокнотом, карандашом и счётной линейкой в кармане. Любая мысль, даже случайно промелькнувшая, тут же превращалась в запись или эскиз.

Сослуживцы вспоминают, что лязг и скрежет металла для Ивана Николаевича был словно музыка. Он мог часами ходить по разрезам, вслушиваться в эту “музыку” и находить в ней “ноты”, впоследствии служившие усилением металлических конструкций, узлов и рождением новых механизмов.

Вполне возможно, получи Иван Николаевич хорошее образование в престижном учебном заведении, живи вблизи прогрессивных научных центров, пользуйся советами и библиотеками центра, его имя, вполне возможно, стояло бы в стройном ряду российских корифеев науки. Но судьбе было угодно, чтобы такой скромный и талантливый человек жил и творил добро в нашем краю, и сделал он немало, за что ему добрая память земляков.